Адвокат: Прокуроры не вручали Медведчуку подозрение, а значит, у него нет статуса подозреваемого

12.10.2021
Адвокат: Прокуроры не вручали Медведчуку подозрение, а значит, у него нет статуса подозреваемого
12.10.2021 20:55

Адвокат: Прокуроры не вручали Медведчуку подозрение, а значит, у него нет статуса подозреваемого

Фрагмент выступления адвоката Ларисы Чередниченко на судебном заседании по избранию меры пресечения народному Виктору Медведчуку

Согласно положениям части 3 статьи 132 УПК, применение мер обеспечения уголовного производства, одной из которых и является мера пресечения, не допускается, если следователь или прокурор не докажут, что существует обоснованное подозрение о совершении уголовного преступления такой степени тяжести, которая может быть основанием для применения мер обеспечения уголовного производства. Соответственно, по статье 177 УПК основанием применения меры пресечения является наличие, обоснованность, подозрение в совершении уголовного преступления. То есть правонарушение такого уровня, ответственность за которое установлена соответствующими нормами Уголовного кодекса. Вместе с тем наличие подозрения еще не гарантирует его обоснованности, а обоснованность письменного уведомления о подозрении еще не свидетельствует о наличии у лица процессуального статуса подозреваемого.

То есть наличие подозрения, как этого требует УПК. Сторона защиты утверждает, что сторона обвинения не соблюла процедуры осуществления сообщения о подозрении. Следствием этого стало то, что наш уважаемый клиент не имеет процессуального статуса подозреваемого, а потому к нему не может быть применена любая мера пресечения. 8 октября этого года генпрокурор Украины в уголовном производстве по последним цифрам 212 составил и подписал народному депутату Медведчуку сообщение о подозрении в совершении уголовных преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 28, частью 1 статьи 111 - "Государственная измена", УПК, а также частью 2 статьи 28 и части 1 статьи 258, с пометкой 3. Это - другое содействие деятельности террористических организаций, УПК. 

Я прошу суд тщательным образом исследовать обстоятельства, при которых сторона обвинения реализовала свои процессуальные полномочия по сообщению лицу о названном подозрении. Ведь это самый важный фактор для осознания того факта, что у Виктора Владимировича нет статуса подозреваемого. 

Как уже сказал Виктор Владимирович и как это достоверно известно и прокурорам, и стороне защиты, и следственным судьям Печерского районного суда г. Киева, которые участвовали в рассмотрении соответствующих вопросов уголовного производства, нынешнее уголовное производство является вторым относительно нашего клиента. Расследование первого производства завершено, и 20 августа прокуроры сообщили о завершении, и с 1 сентября мы получили фактический доступ к материалам уголовного производства. В соответствии со статьей 42 УПК ознакомление подозреваемого с материалами досудебного расследования в порядке статьи 290 УПК является правом, а не обязанностью лица. Тем более если у лица есть адвокаты, которые профессионально оказывают ему правовую помощь.

7 октября этого года следователь ГБР, Кулакевич, который является следователем межведомственной группы в первом уголовном производстве, последние цифры 72, вдруг, ни с того ни с сего, впервые почти за 40 дней, решил вызвать Виктора Владимировича для ознакомления с материалами уголовного производства. Чего раньше не было, и никаких претензий к стороне защиты не было, ведь мы каждый день ходили и знакомились с материалами дела. К тому же вызов был сегодня на сегодня - в 9:30 наш клиент получил повестку: приходите в этот же день. Мы пришли: Виктор Владимирович и его защита, но следователи, проводившие ознакомление, чего-то напряженно ждали, усиленно общались по телефону, а потом вдруг сказали: мы готовы составлять протокол, заканчивайте ознакомление и уходите. Ознакомление было закончено, но перед этим Виктору Владимировичу в этот же день была вручена следующая повестка на 8: приходите ознакомиться еще раз. Мы снова все прибыли и в течение 2 часов знакомились с материалами уголовного производства. Вдруг, в разгар ознакомления, в помещении ГБР появляется прокурор Офиса генпрокурора, который говорит, что у него есть поручение генпрокурора во исполнение процессуального действия в другом уголовном производстве. Мы сказали, что выполняем уже процессуальное действие в другом производстве - нас вызвали с определенной целью, и мы эту цель достигаем. Прокурор пояснил, что он хочет вручить уведомление о подозрении в новом уголовном производстве, но, прислушавшись к доводам стороны защиты, оформил вызов повесткой на 11 октября с целью вручения Виктору Владимировичу сообщения о подозрении в этом уже уголовном производстве, последние цифры 212. Оформление вызова было завершено где-то около 14:40. 

А как указывают материалы, приобщенные к ходатайству по применению меры пресечения, уже в 15:40 прокурор, который одной рукой подписал вызов для того, чтобы осуществить сообщение о подозрении лицу, местонахождение которого знакомо, хорошо известно, ведь лицо находится под действием меры пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста, с почтового отделения 01032, которое обслуживает район расположения ГБР, прислал сообщение по почте о подозрении на три адреса: первый адрес - это адрес регистрации Виктора Владимировича, который он назвал. Это дом, который расположен временно в непригодном для проживания состоянии, потому что там идет ремонт, о чем стороне обвинения точно было известно, там был обыск. Второй адрес - это адрес фактического проживания Виктора Владимировича, и третий адрес, что очень удивило защитников, так как продемонстрировало откровенный правовой нигилизм прокурора, - это ВР. К тому же в сопроводительном письме прокурор поручил кому-то из работников ВР вручить уведомление о подозрении. Ну как это согласуется с КПК, который указывает, что сообщение о подозрении народному депутату Украины осуществляется либо лично генпрокурором Украины, либо по его поручению другим прокурором. Как известно, по закону Украины о прокуратуре статус прокурора имеет определенный круг лиц. И к этому кругу лиц работники аппарата ВР или народные депутаты не имеют никакого отношения. Я не знаю, как прокурор счел, что его поручение будет выполнено. Около 20:00 в тот же вечер, уже после того, как генпрокурор и председатель СБУ завершили свою победную реляцию на всю Украину, Виктор Владимирович таки получил сообщение о подозрении.

Однако нельзя считать, что сообщение было вручено Виктору Владимировичу - Виктору Владимировичу было вручено почтовое отправление, содержащее конкретный определенный документ, но УПК и судебная практика четко говорят, что процедура уведомления лица о подозрении имеет не один уровень, и даже не два. Кроме того, чтобы лицу было вручено физическое сообщение о подозрении, должна быть соблюдена и последующая процедура. Разъяснены процессуальные права, сообщено о том, подробно, в чем именно он подозревается и в чем заключается это подозрение. Этого сделано не было. Наличие подозрения - это не только наличие письменного документа под названием "Сообщение о подозрении". Об этом свидетельствуют часть 1 статьи 276 УПК и статья 278. Эти статьи говорят, что сообщение о подозрении должно быть вручено лично, и только при невозможности такого вручения возможно использовать другие способы. Прокурор, отправляя подозрение по почте, никоим образом не обосновал, почему невозможно это было осуществить персонально.

Поэтому, на наш взгляд, прокурор злоупотребил своими полномочиями для того, чтобы его руководитель, генеральный прокурор сделала некое заявление, которое не может быть расценено процессуально. Оно переходит у политическую плоскость.

Лариса Чередниченко

Источник: 112ua.tv

Теги материала: Медведчук, подозрение, адвокат

Статьи по теме
bigmir)net TOP 100