Для начала надо договориться о мире: интервью Виктора Медведчука телеканалу "112 Украина"

12.06.2019
Для начала надо договориться о мире: интервью Виктора Медведчука телеканалу "112 Украина"
12.06.2019 13:22

Для начала надо договориться о мире: интервью Виктора Медведчука телеканалу "112 Украина"

Источник: 112.ua

Полуев: Мы рады приветствовать нашего гостя, это председатель политсовета партии "Оппозиционная платформа - За жизнь" Виктор Медведчук. Приветствуем! И сразу начинаем с новостей по Конституционному суду Украины. Там продолжают рассмотрение представления народных депутатов о признании неконституционным указа президента о досрочном прекращении полномочий Верховной Рады. Перешли уже к закрытой части. Стоит ли ожидать сегодня решения, как вы считаете?

Виктор Медведчук: Ну, однозначно я думаю, что сегодня ничего нельзя ожидать, потому что в любом случае, даже если будет решение какое-то, каким бы оно ни было, его надо подготовить письменно. Я думаю, что для этого надо день-два. Но если говорить по сути данной проблемы и по поводу того, что будет предпринято Конституционным судом, я бы хотел сказать, что, наверное, "звездный час для Конституционного суда" - это слишком громко в этой ситуации, но это действительно важно. Важно в том плане, что вопрос заключается в том, или это будет решение юридическое, в соответствии с Конституцией, или это будет просто политическое решение с учетом духа времени, последствий президентских выборов, преддверия парламентских выборов и других вопросов, которые составляют сегодня, по всей видимости, и со всей уверенностью я могу об этом говорить, политический кризис в стране. И, исходя из этого, я уже говорил и остаюсь при своем мнении, что господин Зеленский, подписывая указ о роспуске парламента, нарушил Конституцию, и этот указ является неконституционным. Однако, несмотря на это, я могу утверждать также то, что так, как ведет себя эта Верховная Рада, и так, как она вела эти годы, и тот уровень доверия, и тот уровень доверия у людей, который имеет место по отношению к Верховной Раде, безусловно заслуживает для того, чтобы эту Верховную Раду распустили или, как я говорю, разогнали.

Более того, я хочу сказать, что после того как эта Верховная Рада не ответила соответствующим образом и не проголосовала отставку правительства Гройсмана, председателя Службы безопасности Грицака, оставку министра обороны Полторака, ее надо не просто разогнать - ее надо разогнать дважды. Потому что отказывать президенту в этом - я критически отношусь к Зеленскому, но отказывать президенту в этом - это означает, что старая власть цепляется за свои кресла, старая власть создает искусственные барьеры, для того чтобы пришла команда Зеленского и чтобы он мог (господин Зеленский, а я этого очень хочу) вести и быть ответственным за все то, что происходит в стране. Он и его команда. Ему надо дать такую возможность.

Степанец: Вы говорите, что Верховную Раду не просто нужно распустить - с точки зрения целесообразности происходящего - не просто, а дважды. Это вы подсказываете, что один указ нужно отменить, а дальше второй сделать?

Виктор Медведчук: Я не подсказываю, я могу сказать, что не надо подсказывать, там достаточно (мне кажется) людей, которые имеют хоть какой-то опыт в подобных вопросах. И не исключается то, что если Конституционный Суд поступит в соответствии с действующим законодательством, согласно Конституции, и отменит как неконституционный этот указ, есть право у господина Зеленского подписать еще один указ. Поэтому когда вы сказали вначале о том, что мы узнаем, выборы произойдут летом или осенью, я думаю, что есть шансы, даже дополнительные, чтобы они произошли всё равно летом. Поэтому здесь вопрос.

Полуев: То есть даже если не 21 июля, может быть, позже, но летом.

Виктор Медведчук: Я не хочу ничего подсказывать, более того, я считаю как представитель одной из политических сил, которая пошла на выборы, которая выполнила (хоть и неконституционный, но) указ президента, которая не боится общаться с людьми, которая знает, за что она борется, у которой есть программа, у которой есть конкретные дела, это политическая партия "Оппозиционная платформа - За жизнь". Мы готовы к выборам, и мы готовы, чтобы эти выборы произошли 21 июля. Будет другая дата - будем готовы к другой дате. Вопрос заключается в другом: это больше к господину Зеленскому. Он начал свою президентскую деятельность с нарушения Конституции или нет? Это должен установить Конституционный суд. Я считаю, что он начал свою деятельность с нарушения Конституци. И потом - Бог ему судья, в том числе и в этом вопросе. А люди хотят, чтобы эта Верховная Рада канула в Лету, ушла в историю (не будем говорить, какую), а чтобы была избрана новая Верховная Рада. И мы с этим согласны, и будем делать всё, чтобы Верховная Рада как можно быстрее у нас в стране появилась.

Степанец: Сейчас о выборах буквально за несколько секунд. Просто еще уточнение о звездном часе - вы так акцентировали внимание.

Виктор Медведчук: Я акцентировал ваш вопрос.

Степанец: Но знаете, здесь звездный час может быть в такой экзюперийской трактовке: если звезды зажигают, значит, это кому-то надо. Здесь мы смотрим на то, о чем говорят источники из Конституционного суда и нам, и нашим коллегам. Говорят, что есть давление, и есть влияние, не на шутку борьба.

Полуев: Разнонаправленные влияния.

Степанец: Разнонаправленные - это очень важное уточнение.

Виктор Медведчук: Ну тогда они балансируют между собой, вот эти противодействия, если они разнонаправленные.

Полуев: Равновесие остается.

Виктор Медведчук: Значит, кто-то хочет, чтобы этот указ остался, а кто-то выступает за его отмену. Поэтому это тоже, наверно, нормальное явление. Хотя ненормально, по сути, влияние на Конституционный суд. Любое.

Степанец: Не избежали, да.

Полуев: И еще практический вопрос. Допустим, если КСУ таки признает неконституционным указ Зеленского, в законодательстве, если я не ошибаюсь, зафиксирован принцип непрерывности избирательного процесса, что тогда будет происходить? С избирательными списками, партийными, которые уже партии подают в ЦИК, с этими взносами, которые политические силы также вносят в ЦИК? Вообще с избирательным процессом.

Виктор Медведчук: Вы знаете, то, что будет происходить, это только усугубит политический, экономический и социальный кризис в нашей стране. Это в любом случае, если будет этот указ отменен. Хотя, по сути, я сторонник этой позиции - он должен быть отменен. Но усугубление политического кризиса, добавление такой серьезной проблемы уже на уровне государственного строительства, на уровне конституционного регулирования в стране - это та дополнительная беда, которая может еще больше усугубить то, что происходит у нас. Поэтому по поводу непрерывности процесса вы абсолютно правы, и уже началось. Во-первых, уже зарегистрировано там, я утром слышал сообщение, более 60 кандидатов в депутаты, по мажоритарным округам. Уже некоторые партии сдали списки, и они начали их сдавать, потому что регистрация заканчивается 20 июня. То есть прошли все съезды, все политические силы, которые хотели участвовать и которые выдвинули своих кандидатов в виде партийных общегосударственных списков, они уже утверждены. Естественно, если этот процесс остановится и все начинать сначала, то, действительно, вы правильно сказали, придется все начинать сначала. То есть отыгрывать вот эту пластинку на несколько ходов обратно. Надо сегодня нашей стране это? Думаю, что нет. Мы выдержим это? Наверно, выдержим. Но, вопрос заключается в том, что и Конституционный суд сегодня, к счастью или к сожалению, не склонен чисто к правовым решениям. Он склонен еще и к политическим. И присутствие сегодня господина Зеленского, в Конституционном суде, хоть и эпизодическое, оно тоже оказывает определенное влияние по поводу того, что он не обязан был это делать - он сделал это добровольно. Он сказал, почему он это сделал, потому что никто из президентов в Конституционный суд никогда не являлся. А он явился. Как это отразится на субъективном восприятии даже этого визита Зеленского в Конституционный суд, мы тоже понять мы не можем, потому что судьи - это люди, и, хотя они должны действовать строго в соответствии с Конституцией, но, опять-таки, все может быть. В любом случае, мы готовы к любому исходу и к любому сценарию развития событий. И будем действовать так, как это надо, а людям надо сегодня: выборы и новая ВР.

Степанец: О давлениях - там у нас толпы под Конституционным судом знатоков конституционного права стояли, которые кричали то ли "позор", то ли наоборот "победа".

Полуев: А сколько таких знатоков в Фейсбуке было!

Степанец: А в Фейсбуке уже молчим. Но если вы говорите о готовности к выборам, давайте мы о них и поговорим и о съезде вашем.

Виктор Медведчук: При этом я вам хочу сказать: да, есть протестующие с одной, с другой стороны, очень много в соцсетях, но давайте вдумаемся и честно признаем себе: неужели это самая главная проблема сегодня в стране? Ну будут выборы, будут они 21 июля, а не будут 27 октября, или там не какого-то августа. Это что, настолько принципиально? А вы знаете, что общепринятой практики в цивилизованных странах, на которые мы пытаемся равняться, в том числе и европейских, выборы проходят за месяц, ну за полтора. Ну и что? Ну если у людей есть ответы на вопросы, кому и как оказать доверие, то почему сегодня кто-то так боится этих досрочных выборов? Почему он думает, что в октябре его поймут, что в октябре его услышат, а в июле этого не произойдет? Значит, тогда или плохо эти люди или этот человек говорил, или они ничего не делали и не могут ничего продемонстрировать, чтобы претендовать на это доверие людей. Я здесь в первую очередь основываюсь на той позиции и поддерживаю ту точку зрения, что политики должны быть готовы к выборам всегда. Надо значит надо, а люди дадут оценку, и они, исходя из своей мудрости, исходя из своего жизненного опыта, сделают выводы, проголосуют за тех, кого они хотят видеть в парламенте, а это главное.

Полуев: По поводу голосования и того, кого люди хотят видеть в парламенте. На прошлой неделе ваша политическая сила провела партийный съезд, также вы определились с партийным списком, по крайней мере часть этого списка была обнародована.

Виктор Медведчук: Не нами, обратите внимание, не нами. Мы обнародовали десятку и мы, естественно, весь список опубликуем, и это будет все сделано. Мы ничего не скрываем. У нас нет никаких тайн ни от журналистов, ни от людей.

Полуев: Но на каких принципах формировался этот список, потому что отдельные имена вызвали достаточно мощный общественный резонанс?

Виктор Медведчук: Вы знаете, во-первых, я хочу вам сказать, что это хорошо. Значит, люди интересуются, и они знают о том, что кто входит сегодня в состав этого списка, и высказывают свое отношение. И поэтому, конечно же, у людей могут быть разные точки зрения, но вы правильно сказали. На каких принципах формируется тот список, который был утвержден съездом нашей партии 6 июня. Это принципы приверженности идеологии, изложенной в программе нашей партии. Она, поверьте мне, очень четкая, она конкретная, причем я смею утверждать, что она более конкретная, чем многие другие или даже чем все остальные. Потому что мы говорим конкретно, не размыто, не абстрактно, не обо всем, а о конкретных вещах. Например, в нашей программе есть раздел, касающийся мира на Донбассе. И мы не просто говорим, что мы за мир, - мы поддерживаем прекращение боевых действий. Мы излагаем фактически план-концепцию, который был оглашен на съезде 29 января этого года, еще перед президентскими. Мы утвердили этот план-концепцию программой партии, и она есть как раздел в программе партии, где мы говорим о том, что мы будем идти и пытаться договориться с этими людьми для того, чтобы они вернулись в Украину, а Украина вернулась на Донбасс. Через их сознание, через гарантии их безопасности, через предоставление автономного статуса, через обеспечение того управления этими территориями в составе Украины, которые бы могли создать вот это психологическое воспрепятствование тому, что сегодня они думают о Киеве, что сегодня или вчера они думали о Порошенко или о той власти, которая была и которая разжигала эту рознь, разжигала противостояние и выступала не за мир, а против мира, за боевые действия. Это все описано в нашем плане. Или, допустим, очень важный вопрос, и он может быть связанный с тем, кого вы имеете в виду "вот такие фигуры, которые вызывают резонанс". Не знаю, о ком вы говорите, если вы спросите - я вам отвечу, но я могу сказать вперед: в списки нашей партии, во-первых, входят только члены партии, это раз. Второе - все признают и голосовали за программу нашей партии. Мы объявили наш съезд объединительным. В чем объединительная функция нашего съезда? В том, что мы хотим объединить гражданское общество, мы хотим объединить политические силы, у нас есть формула национального успеха, формула сшивания страны. Эта формула внесена и утверждена в программе. Мы считаем, что те вопросы, которые нас разделяют, а это вопросы веры, это вопросы истории, это вопросы, связанные с языком, - они должны быть выведены в числитель арифметической формулы, потому что они вызывают различные оценки, и мы не сможем просто так договориться и на почве восприятия одних и других к этим важным компонентам нашей повседневной жизни прийти к какому-то согласию. А вот в знаменатель, там, где приводится к общему знаменателю, мы вынесли уровень жизни, уровень доходов, уровень благосостояния и совместное управление страной. И эта формула - это формула сшивания страны. Поэтому когда нам говорят и указывают отдельные фамилии, я говорю: главное, чтобы эти люди признавали нашу программу. Главное, чтобы эти люди, кем бы они ни были два, три, четыре года тому назад, какую бы позицию они ни занимали, они должны осознавать остроту того, что необходимо решить сегодня в Украине. А эта острота связана с мирным планом, с экономическим изменением, радикальным изменением экономики страны, это связано с тем, что мы должны сегодня восстановить то, что у нас есть и что еще можно восстановить. Мы должны покончить с такими процессами, как деинтеллектуализация, деиндустриализация и деградация, потому что это главные враги Украины.

Вот те, кто с нами, кто готов это делать, - это наша команда. И эта наша команда идет на выборы.

Степанец: О тех, кто с вами, поняли, а теперь о тех, кто не с вами.

Виктор Медведчук: И такое бывает, мы это признаем.

Cтепанец: Объясните нам, почему так произошло, что с вами…

Виктор Медведчук: О ком речь?

Степанец: Мы с вами как раз во время последней встречи на главном политическом ток-шоу страны говорили о большом объединительном процессе. Вы сейчас назвали основные вещи, которые могут стать и вы прогнозировали, что станут, фундаментом для серьезного объединенного огромного проекта, который вы будете строить. Мы не увидели сейчас в этом объединении "Оппозиционный блок", "партию мэров". Почему?

Виктор Медведчук: Объясняю. Во-первых, да, действительно, мы на эту тему говорили. И я вам объяснял вполне конкретно по поводу того, что да, такие переговоры велись. Они велись по инициативе той части "Оппозиционного блока", как и велись со стороны, как вы высказались, "партии мэров", которые в конечном итоге там объединились и пошли одним списком и одной партией. Кажется, под брендом "Оппозиционного блока", точно не знаю, и вообще, меня это мало интересует. Почему это произошло? Потому, что их инициативы, которые они высказывали, не совпадают с нашей идеологией. Не совпадают с нашей программой. У нас разные взгляды - у них другие взгляды на вопросы мирного урегулирования. У них другие взгляды на прекращение боевых действий. У них другие взгляды на развитие и радикальные изменения экономического курса. У них другие взгляды на решение проблем. И эти взгляды были, и я об этом говорил с вами, когда мы общались. Они были перед президентскими выборами. И что? Чем это закончилось? Мы говорили: есть юго-восток, электорат юго-востока, есть русскоязычное население по всей стране. Есть люди, которые хотят покончить с тарифным геноцидом, которые хотят мир, которые хотят изменение экономического курса для того, чтобы появились рабочие места, уровень дохода и благосостояния. Да, это есть. И мы отстаиваем интересы людей. И мы говорим, что должен быть один кандидат, и что отвечали эксперты-социологи? Этот кандидат, если он будет от юго-востока, этот кандидат, который будет представлять русскоязычное население и поддерживать те основные программные задачи, которые были сформулированы накануне президентских выборов, он имел все шансы попасть во второй тур. И ведь разве это не так? Это так! Потому, что наш кандидат, когда мы пошли одни, без них, - Бойко, - набрал 12%, их кандидат - 4%. И здесь вопрос не просто арифметического сложения. Здесь вопрос синергии, которая была бы, если бы был один кандидат. А почему они не согласились? Я сегодня могу вам сказать истинную причину. Потому что если я говорил раньше про причины идеологического характера, были ещё и тактические причины. В чем они заключались? Естественно, что единственный кандидат от юго-востока и фактически тот человек, который гарантировано, по сути гарантировано, занимал место во втором туре, означало, что осталось только одно место. И господин Порошенко категорически выступал против этого. Я могу вам сказать, он лично мне в беседе сказал: то, что ты делаешь, у тебя не получится. Я против вашего объединения, потому что ваш кандидат уже выбивает одно место в финале, и мне это не подходит. Значит, он смог убедить господина Вилкула, Мураева, Новинского и ту часть "Оппозиционного блока", чтобы они пошли отдельно. У него это получилось. А у страны? А у тех людей, которые живут на юго-востоке, которые голосовали в конечном итоге за Зеленского? Ведь если был бы единый кандидат, наш кандидат был бы во втором туре. Да, он, наверное, проиграл бы Зеленскому. Но он был бы во втором туре. И избиратели понимали ответственность этого человека перед его желанием, перед его программой и перед тем, что есть тот, кто представляет интересы. А это не произошло. Они нам предлагали различные бутафорные кандидатуры, которые в конечном итоге закончились ничем. После этого, когда они пришли и инициировали переговоры с нами, мы сказали: но вы же должны тогда признавать ту идеологию и те принципы, которые мы исповедуем. И у них появились вопросы. Эти вопросы связаны в том числе и с представлением бизнес-интересов.  А вот по поводу "партии мэров" - это вообще интересная история. Это очень интересная история. Потому что я считаю неправильным по сути постановку данного вопроса. "Партия мэров" сейчас - это "Оппозиционный блок". Они зачем пошли на выборы? Вот вы, Анна, можете сказать, зачем они пошли на выборы?

Степанец: Все на выборы за властью вроде бы идут.

Виктор Медведчук: "За владою ніби"… Я скажу, что Анна, наша уважаемая ведущая, права. На выборы идут с целью получения доверия, власти, потом использование этого доверия для реализации его в интересах людей. А "партия мэров" идет за властью? А вы разве не слышали заявление господина Кернеса и господина Труханова? Это ведь уважаемые люди. Я знаю, что многие граждане, жители Одессы и Харькова, поддерживают этих людей. Поддерживают. И они пользуются, я уверен, заслуженным авторитетом. А эти люди заявляют в интервью своих публичных накануне выборов: мы в Верховную Раду не пойдем, не переживайте, мы мэрами как были, так и останемся. Это, кстати, не только они. Остальные мэры тоже. Это разве не цинизм? Обман избирателей. Люди, которые не идут в парламент, но включены в список, и потом под своим крылом проводят кого-то? Они свой авторитет пытаются внедрить для того, чтобы получили доверие другие. А что, эти другие не могут сами получить этого доверия? А если они его не могут получить, то может они не заслуживают этого доверия? Почему же они используют мэров, а мэры почему используют себя? В данной ситуации, говоря о том, что они ратуют за выборы в Верховную Раду, а сами туда не собираются. "Мы сложим полномочия, мы останемся мэрами, мы в следующем году пойдем на выборы мэра Одессы, Ужгорода, Харькова"... Это что? Это называется, вы знаете, циничная технология избирательного процесса. Значит, заведомо эти люди, мэры (в данном случае), уважаемые люди своими гражданами, они обманывают, цинично обманывают людей. Это что, объединение? Это не объединение, это позор для страны, это позор для политиков, которые подобные методы используют ради одного: любой ценой получить доверие и голоса. А там дальше - кто-то уйдет, кто-то пройдет, кто-то не пойдет. Голосовать будут за одних, а в парламент придут другие. Мы с этим категорически не согласны. Поэтому мы посчитали необходимым не объединяться, несмотря на их предложения, ни с одними, ни с другими. И считаем, что поступили правильно, честно перед людьми.

Полуев: Появление этой политической силы - насколько оно может изменить ситуацию на вашем электоральном поле и изменятся ли рейтинги, которые мы видим сегодня в различных социологических исследованиях?

Виктор Медведчук: Ну, во-первых, у них есть тоже рейтинги. Есть у "Оппозиционного блока", который называется "Партия мира", и есть у партии "Доверяй делам", у них есть рейтинги, вот последние рейтинги, вот те, которые оглашены, те, которые в том числе демонстрирует ваш канал, говорят, что у одних это 0,9, а у других это 0,7%. Конечно, они могут изменить, конечно, они будут работать и выполнять ту же функцию, что и на президентских выборах. Только там за ними стоял Порошенко, а здесь за ними стоит бизнес, здесь за ними стоит бизнес, который управляет этими процессами, который хочет с помощью мэров, с помощью вот этой политической силы провести как можно большее количество депутатов, которые будут представлять интересы бизнеса, а не интересы страны. Мы в этом уверены, мы это будем разъяснять, мы будем об этом говорить, а насколько услышат нас люди - поживем - увидим.

Степанец: Здесь интересно еще о способности услышать политиков, друг друга уже в следующем составе парламента. Кстати, если об этих рейтингах говорить, так же они были до обнародования списков еще. Интересно на следующие сейчас замеры посмотреть. Пока у вас этот тренд на рост есть, а мы ждем следующих рейтингов. Интересно, что они принесут.

Виктор Медведчук: Ну вы же хотите, щоб ми "зростали"? Чи ні? Чи ви об’єктивні в цьому процесі?

Полуев: Мы наблюдаем за процессом сверху.

Виктор Медведчук: Я задав запитання з надією, але не думаючи про те, що отримаю об’єктивну і вичерпну відповідь.

Степанец: Ну, мы вообще за рост Украины.

Виктор Медведчук: Я розумію, що ви повинні об’єктивно висвітлювати.

Степанец: Да, за рост Украины.

Виктор Медведчук: Мы тоже.

Степанец: Как будете реализовывать это в новой Раде? Вы уже посмотрели списки различных политических сил. Кстати, интересно, что кто-то только пятерку озвучил, десятку.
Полуев: Кто топ-десять, кто-то топ-тридцать. Там такие разные цифры.

Виктор Медведчук: Ну, мы все увидим. Понимаете, вот говорят: закрытые списки. Как они закрыты? Они закрытые для избрания, но они открытые для всех, там же есть фамилии. Сейчас их зарегистрируют, и они будут в информационных источниках ЦИК. Это все будет открыто. Может каждый войти и сказать: вот Иванов, вот Петров, вот Сидоров. Этот такой, этот сякой, этот хороший, этот плохой, этот не очень плохой. То есть люди смогут об этом говорить, но вопрос-то заключается в другом. Вопрос заключается в том, что каждая политическая сила собирается делать, и что она делала, и что она может сделать. Ведь оценка от этого, насколько я понимаю. Поэтому и задача стоит - дойти, донести, говорить, но так, чтобы быть услышанными. Вот это главное.

Полуев: Да вот вы же тоже проанализировали, наверное, списки ваших конкурентов. Ну, по крайней мере ту часть, которая уже была обнародована. Исходя из этих списков и имен, которые там, видите ли вы для себя, с кем готовы наладить сотрудничество в будущем парламенте, а с кем нет?

Степанец: Кстати, возможно, Виктор Владимирович не только опубликованную часть знает тех списков, а и нечто большее, то, что мы не знаем?

Виктор Медведчук: Смотрите. Я не знаю точно. Более того, я вам хочу сказать, что лично я не изучал эти списки по одной простой причине. Я люблю читать. И я читаю программы партий. Это намного важнее, понимаете? Вот, например, я прочитал программу партии "Слуга народа", которую возглавляет, почему-то везде ошибочно пишут - Зеленский. Не Зеленский же возглавляет партию, да? Партию возглавляет господин Разумков. И он - первый номер в списке. Я прочитал программы "Батькивщины", и многих других политических сил. И когда вы задаете вопрос - а что там в парламенте, когда те, кому доверят, кому будет угодно, в том числе и Всевышнему, пройдет в этот парламент, - как с ними сотрудничать? Так вот для этого у нас есть средства. И я еще раз хочу подчеркнуть, что мы провозгласили объединительные процессы в стране, потому что понимаем, что вот те главные враги, которые у нас есть в стране, я их перечислил: это и деградация, и деиндустриализация, и деинтеллектуализация, - с ними можно покончить, как и с тем, что происходит в экономической, социальной сфере, в политической, в вопросах мира, в вопросах прекращения боевых действий, если мы найдем общий знаменатель. Эта формула вошла в программу нашей партии. И мы предлагаем как уникальное средство. Это не средство для нашей партии, это не средство для нашей политической силы - это механизм сшивания страны. Это механизм национального успеха Украины, украинского народа. И поэтому когда вы говорите, как мы будем примеряться…ну,  скажите мне, пожалуйста, вот будет вопрос по поводу борьбы с тарифами или снижение тарифов, жилищно-коммунальных. Или вопросов, связанных со стоимостью на газ. Ну  неужели будут силы в парламенте, которые будут выступать против этого? Как они тогда объяснят,  и как они будут смотреть людям в глаза? Которые сегодня не могут платить эти жилищно-коммунальные услуги. Как это будет?  Значит, мы здесь можем объединиться? - можем. А разве в вопросах мира мы не можем объединиться? Я вот вспоминаю господина Зеленского, который говорит во время инаугурационной речи: я ради мира готов на все - потерю рейтингов, утрату даже должности. Потом пауза, ползала апплодирует, вторая половина зала ждет, и он говорит: только не сдачей территорий.  А какие территории надо сдавать? Это что? Это называется прием. Психологический прием, который задается или упоминается с провокационной целью - ведь никто не сдает территории. Мы же возвращаем территории. Но только через сознание людей, через гарантии безопасности этим людям - не разговорами вообще, а конкретными действиями. Поэтому здесь и возникает вопрос. Когда кто-то говорит: нет, мы не готовы на условиях капитуляции устанавливать мир. А кто предлагал? А где эти условия капитуляции? А вы не забыли, что на неконтролируемой части Донбасса живут наши люди, граждане Украины? Наши люди, и к ним надо относиться как к гражданам Украины. А если мы относимся по-другому, то тогда не надо говорить сладкие речи про мир, не надо артистично акцентировать внимание и делать ударение на том, что мы хотим мира и ради мира мы готовы на все. Не готовы! Автор этих слов, которого я цитировал - могу утверждать, - не готов к миру и не готов прекращать боевые действия. Это моя твердая уверенность на сегодняшний день.

Полуев: О переговорах - вы упоминали о тарифах, тарифах на газ, и я так понимаю, что это будет в том числе зависеть и от того, откуда мы этот газ будем покупать. Вы недавно ездили в Санкт-Петербург, где встречались с руководством Газпрома. И там опять говорили о скидке для Украины в закупке газа из РФ; кстати, сегодня появилась информация, что представитель Еврокомиссии поехал в Россию говорить о вопросах транзита газа через Украину. Вопрос: координируются ли эти переговоры каким-то образом с вашими, и какие вообще условия Россия выставляет для предоставления Украине скидки?

Виктор Медведчук: Первое условие, которое выставляет Россия. Но начну с того, что вы правильно сказали: мы снова ездили и говорили о снижении. Снова. Скажите, а что, первого раза было недостаочно для Порошенко и его клики, для того, чтобы откликнуться на то, что газ можно покупать на 25% дешевле, чем они покупают, этого что, было недостаточно? А что мы услышали на следующий день из Черновцов? Он там чуть не упал с трибуны, чуть не выкатился как шарик или как колобок со сцены, с ненавистью рассказывая, кто поехал, чего поехали, о чем говорили. Может, надо было по-другому относиться? Потому вы говорите, какие условия выставляет Россия. А Россия выставляет обычные условия: платить за газ, но на 25% ниже той цены, по которой НАК "Нефтегаз", который сейчас рассказывает сказки и блефует, продолжает по стоимости. Потому что когда они говорят: "вот мы сейчас покупаем, там в апреле покупали по 233. А в январе, кстати, по 317, а в прошлом году, в среднем, по 300". Это таможенная стоимость нашего газа, который мы покупаем. А в России говорят: "и отлично, берем эту цену и уменьшаем на 25%". Так что ж здесь плохого и какие условия еще надо для того, чтобы снизить цену на газ для наших граждан и снизить стоимость жилищно-коммунальных тарифов, что еще надо? Ничего. Поехали, поговорили, 7 июня мы снова встречались вместе с Бойко с Алексеем Миллером, который подтвердил о том, что мы готовы вести переговоры, мы готовы к прямым поставкам газа. А где, кстати, газ сегодня берет Украина? В Европе? Так это же придумал Порошенко с Гройсманом и Коболев с компанией. Это они придумали. Газ заходит из России, поступает в Украину, и здесь он идет как гражданам, как называется "газ на конфорки", так и юридическим лицам. Российский газ не доходя до границы с Европой. А с Европой оформляют документы, подписывают бумажки о том, что мы покупаем этот газ у европейских операторов. А по какой цене? А по цене "плюс". Транспортировка от границы уже западной Украины до Дюссельдорфа. И формула называется "Дюссельдорф+". А это 1500 км. И это от 42 до 70 долларов за тысячу кубов. И кто платит? Мы платим. Вы платите, вы платите. А чего платим? А кому мы платим? За транспортировку? Так ее же нет, транспортировки. Значит, кто-то кладет в карман. Кто? Бизнес-структуры Порошенко, и власти, и Гройсмана. Они вместе с компанией, с Коболевым, изымали эти деньги, искусственно начисленные, потому что газа в Дюссельдорфе не было, и в Европе не было, он зашел и здесь использовался. Значит, это не просто обман - это преступный обман. Это преступные действия и в этих действиях есть признаки ряда тяжких составов преступлений. Люди должны быть привлечены к ответственности. Нет - эта история продолжается сегодня уже при новой власти, при команде Зеленского. Мы поехали седьмого, переговорили и сказали: подтверждено, готовы снижать цену на 25%. Более того, 1 января заканчивается контракт на прямые поставки газа, который не используется, потому что мы, в идеологии, изложенной господином Порошенко, к счастью, бывшим президентом, соскочили с российской газовой иглы. Куда мы с нее соскочили, если российский газ был и остается? Мы говорим новой власти: обратите внимание, вступите в переговоры. Ведь когда они говорят, что они готовы, это же не значит, что они готовы, только если Бойко и Медведчук приедет. Они готовы делать это для Украины, а Бойко и Медведчук что? Покупали этот газ для "Оппозиционной платформы - За жизнь"? Нет, мы хотели сделать это для страны. Мы хотели снизить ту нагрузку, более 8500, которые платят сегодня наши граждане, за стоимость газа в жилищно-коммунальных тарифах. Почему же такая реакция? Какая реакция?

Вы знаете, я давал интервью, я много давал интервью, 7 числа в Санкт-Петербурге, многим каналам. И некоторые каналы надо мной шутили. Говорят, Виктор Владимирович, ну а сейчас вы, наверное, приедете, а там снова уголовное дело? Вы знаете, честно, я наивный, ну просто наивный. Вы знаете, я даже не отшучивался, говорю "да нет, те дела еще расследуются, не думаю". Не то что "не думаю" - я был уверен, что нет. Приезжаю, прошли выходные, понедельник, пресс-секретарь Зеленского заявляет: "а как это так, вот они второй раз ездили в страну-агрессор, разговаривали с агрессором, с врагами, а почему прокуратура ничего не делает?". Прокуратура под козырек: "а мы делаем, это СБУ не делает непосредственно". Я смотрю, дальше - больше: через три часа, уже вечером, появляется сообщение, вчера, Службы безопасности Украины: "мы возбудили дело по поводу поездки Бойко и Медведчука, мы расследуем". Какое дело? Какие расследования? Мы какое преступление совершили? Мы хотим людям уменьшить стоимость газа на 25%. Нашим людям. А эти люди, под управлением уже Зеленского, обратите внимание - не Порошенко, а Зеленского, выполняют команду под козырек и в прокуратуре, и в СБУ, и делают. Я считаю, что они этим сделали, оказали медвежью услугу Зеленскому. Это я так считаю. Но ведь это аппарат подавления, аппарат политических репрессий, аппарат возбуждения уголовного дела. В отношении меня возбудили первое уголовное дело за измену, когда я предложил автономный статус Донбасса в составе Украины. Второе дело против меня и Бойко за поездку в Москву, когда мы договаривались за стоимость газа. Третье - сейчас. Скажите, когда этот бардак, когда этот политический уголовно-репрессивный произвол закончится? Поэтому люди, которые занимают эти должности правовые, они должны кануть в Лету, они должны уйти в историю, их надо отправить в отставку. И поэтому я это поддерживаю, категорически и принципиально. Но, знаете, самое страшное даже не это, самое страшное-то другое - что инициатива-то пошла из недр нового президента, господина Зеленского. Вот это самое страшное.

Полуев: И такое уточнение: передавали ли Вы конкретные предложения о скидках на газ для Украины в Администрацию президента или в Кабинет министров? Ну то есть людям, которые принимают решения?

Виктор Медведчук: Смотрите. Я думаю, они пристально, с утра до вечера, смотрят 112-й канал.

Полуев: Мы на это надеемся.

Виктор Медведчук: Вы это делаете постоянно. Вы показываете, вы рассказываете... Скажите, что еще надо от Медведчука и Бойко, что? С бумажками, на полусогнутых, бежать в правительство? Да мы не будем этого делать. Они же слышали. Более того, не от нас. Не от нас. Они слышали от Алексея Миллера. Прошлый раз они слышали от него и от председателя правительства Медведева. А через две недели президент РФ Владимир Путин публично заявил: "Да, были переговоры, достигнуты договоренности, я подтверждаю, что мы готовы снижать при прямых поставках стоимость газа на 25%". Еще кому надо объяснить? Что еще надо? Что? И это означает одно: а что надо было Порошенко, когда он заявлял, что мы соскочили с российской газовой иглы и мы больше не зависимые от России. Как? А вот сейчас контракт закончится 1 января, по транзиту и по газу, и где мы будем этот газ получать, который идет с России? Он же не придет из России. А нам надо обеспечить давление в газотранспортной системе, нам надо получить вот эти по импорту 10 млрд газа, которые получены в 2018-м. И где мы его возьмем? В Европе? А где такие объемы на свободном рынке, на спотовом, можно найти? Его же там нет. Это же он пошел через Украину, и его забрали здесь, а купили там, и заложили в цену. Преступное увеличение. И возложили это все на плечи наших людей. И наши люди продолжают молчать и слушать вот эти басни или эту лапшу на своих ушах. Так когда же придет власть, когда она эту лапшу снимет с этих ушей? Или люди сами должны дойти до того уровня, когда они будут понимать, что эта власть делает против их интересов. Вот наша задача - объяснить людям это.

Степанец: Виктор Владимирович, ну хотелось бы, чтобы лапшу с ушей снимали как раз те институции, которые призваны это делать. Если мы говорим сейчас о...

Виктор Медведчук: Так они и делают, почему? Вот вчера за день возбудили дела, и прокуратура, и СБУ, все нормально, смотрите, они вот вперед пошли, в атаку, главное - не стоимость газа, главное Медведчуку - а чего они туда ездили? А если мы сейчас возбудим дела, мы запретим им туда ездить, вы слышали? Закон надо принять, чтобы никакого общения с Россией не было, и тогда никто не будет ездить, и не будет никто раскрывать вот эти тайны вот этого лапшевешания на уши, тогда не будет людей и вы не будете говорить "та там нет, говорили о том, что можно …" - "да нет, кто там говорил". Не будут ездить, надо замкнуться, железный занавес, и будет все нормально. И тогда те, которые при власти, будут чувствовать себя комфортно. А люди будут чувствовать себя комфортно?

Степанец: Ну вы знаете, здесь, наверное, и стоит нам сейчас поговорить о том, что нам предлагают, о государственной измене, о предательстве интересов Украины, потому что если Генпрокуратура и СБУ не видят и не понимают, что у нас работают странные схемы, по которым мы покупаем у России газ, при этом кто-то нагревается на этой покупке, то давайте будем им все вместе открывать глаза, здесь есть над чем поработать, здесь о госизмене тоже надо поговорить и найти, кто этот предатель.

Виктор Медведчук: И мы это делаем, и спасибо, что вы в этом тоже участвуете, потому что вы это демонстрируете, вы слушаете, вы об этом говорите, вы об этом вещаете, потому что это очень важно, люди должны это знать. Потому что доверия к власти той не было, а сегодня, при завышенных ожиданиях, при подобном поведении и дальше, по всей видимости, не будет и к этой, потому что нельзя же объяснить это по-другому, нельзя.

Степанец: Мы при всем президентстве Порошенко об этом говорили в эфирах.

Виктор Медведчук: И неоднократно, вы помните?

Полуев: Но от смены руководства этих структур - Генпрокуратуры, СБУ, - изменится ли подход? Потому что сегодня Владимир Зеленский внес представление на увольнение Юрия Луценко с должности Генерального прокурора, на прошлой пленарной неделе пытались уволить Василия Грицака, не нашлось голосов, хотя Руслан Стефанчук, представитель президента в Верховной Раде, говорил, что будет новая попытка, новое представление на Грицака. Если их уволят и назначат нового Генерального прокурора и нового председателя СБУ, изменится вот эта ситуация?

Степанец: И поддержите ли Вы по Луценко как раз?

Виктор Медведчук: Смотрите, мы поддержим по Луценко, и принципиальная позиция - что эти люди должны уйти в отставку, по многим причинам, я еще раз это подтверждаю, более того, есть много аргументов в пользу того, что эти люди должны покинуть свои должности, - раз. Второе - один из этих аргументов, в том числе и вы цитировали в начале, и то, что написано, или то, что передается в качестве аргумента или мотива у представления, - что у него нет юридического образования. Ну, это не просто позор, за державу обидно - Генеральный прокурор не имеет юридического образования. Да, можно изменить закон, можно в Конституцию даже, если есть 300 голосов, написать фамилию вечного Генерального прокурора или вечного президента, можно все сделать, но где интересы людей? Где интересы страны? Когда человек, который возглавляет ведомство, не имеет юридического образования, почему нам необходимо терпеть такие риски и почему мы должны жить в таких условиях, когда человек, не имеющий профильного образования, не имеющий профессиональной подготовки к этой должности, человек, который занимает высокую должность, который влияет на состояние правового государства в Украине, не имеет такого образования? Почему? Что, на нем клин сошелся? Нет. На нем сошелся интерес Порошенко. Все. Точка. И этот интерес должен быть разрушен.

Степанец: Мы так много слышим об изменении системы, но мы же понимаем, что иметь в виду надо конкретные личности, которые будут или олицетворять эту систему, ее воспроизводить дальше, или будут воспроизводить что-то совершенно новое. И здесь столько искажено всего за последние годы. И "новые лица" - это словосочетание уже отвращение вызывает у людей. Нам постоянно об обновлении, мы уже видели "новые лица", "молодая команда"...

Виктор Медведчук: А еще сколько увидите или сколько увидим!

Степанец: Мы, кстати, и в вашем списке видим новые лица. Видим молодого Илью Киву.

Виктор Медведчук: Да, да.

Степанец: Об этом обновлении для Верховной Рады: что оно принесет или чем грозит?

Виктор Медведчук: Смотрите, вопрос, который вы задали. Вот вы говорите - менять систему. Вопрос не в системе, у нас система - это я вам говорю как специалист по вопросам государственного строительства, я этим занимался много лет в жизни, и на научном, и на практическом уровне - система у нас есть. Она может быть плохая, она может быть хорошая, но она есть. Она изложена в Конституции, в действующем законодательстве. Систему надо наполнять реальностью. Что такое реальность? Ведь не вопрос, да, Луценко или Грицак, надо их поменять. А на кого? Вот там же есть, нет, подайте новые кандидатуры. А какое это имеет значение? А новые кандидатуры? Нет, мне этот не нравится. Ну, может не нравиться. А есть люди, которые нравятся всем? Я уверен, что нет. Главное для этих людей и главное для страны - не систему менять, а выполнять законы. Законы! И если есть полномочия у того или иного должностного лица, есть законодательство, он должен его выполнять. Вот чего мы должны требовать. А теперь я возвращаюсь по поводу того, и ваших критических замечаний, которые сделаны очень интеллигентно, в отношении нашего списка. Я вам хочу сказать о том, то начну с, как вы сказали, молодого Ильи Кивы? Ну, вы имели в виду, что он молод душой.

Степанец: Молодой политик, да.

Виктор Медведчук: И молодой политик, да, я с этим согласен. Так вот, я хочу сказать. К Илье Киве можно относиться по-разному. И, по всей видимости, относятся по-разному. Но когда пытаются нас в этом упрекнуть, я с этим категорически не согласен, и у меня есть аргументы. Потому что это человек, который когда-то прошел АТО. Это человек, который выполнял свой долг. Это человек, у которого было одно видение в 2014-2015, 2016-м. Но ведь то, что он исповедует сегодня, как он оценивает события в стране, последние полтора-два года, - вы ведь знаете не хуже меня, я к вам, уважаемые ведущие, обращаюсь. Он часто является участником ваших шоу.

Полуев: Кстати, сегодня он тоже будет.

Виктор Медведчук: Вот видите.

Степанец: Нет, мы вас не упрекаем Кивой, мы его очень уважаем, как...

Виктор Медведчук: Анна, я хочу сказать, что я ведь интеллигентно об этом сказал, но я должен ответить, потому что этот вопрос есть.

Степанец: Но многие упрекают.

Виктор Медведчук: Это могут высказывать свою точку зрения. Хочу сказать, что Кива последние полтора или два года демонстрирует позицию. И я вам её кратко нарисую. И это факт, потому, что эта позиция публичного человека, как вы сказали - молодого политика. Он выступает за мир на Донбассе, он говорит, что мира нельзя достигнуть, не сев за стол переговоров. Он считает, эта власть (тогда речь шла о власти Порошенко) должна быть отстранена, потому что она мешает миру. Потому, что Порошенко не хочет мира, он хочет боевых действий. А разве у меня другая точка зрения? У меня такая же точка зрения. Он говорит о том, что надо договариваться с Россией в вопросах экономического прагматизма, потому что мы зависим от России в том, что представляет интерес для Украины. Это газ, энергоносители, многие другие, это сбыт нашей продукции отечественной на рынках РФ и стран СНГ. Он выступает за это, он говорит о том, что у него есть ценности семейные. Исходя из этого он хочет создать страну успешную, в которой будет жить он, его дети, его родные, близкие, друзья. Он сегодня тех взглядов, о которых мы говорим, которые мы популяризируем, которые изложены в нашей политической программе, которую он полностью признает. И он ещё является примером того, о чем мы говорим. Мы говорим: нам надо сшить страну. А это значит, что люди с разными интересами, разной биографией, разной историей своей, должны прийти к общему знаменателю в том, где уровень жизни, совместное управление страной является главными. А другие вопросы, которые могут разъединять, и к сожалению, разъединяют нашу страну и наших людей, вопросы веры и языка, вопросы истории, могут по-разному восприниматься. Ну вот ради объединения и общего знаменателя мы должны сшить страну. Мы должны найти общий интерес у всех людей, в том числе и у таких, как Кива. А у него - трансформация его отношения к событиям, трансформация его отношения к миру, трансформация его отношения к прагматизму в интересах и целях построения успешной страны - они являются очевидными. Поэтому он с нами, и он член нашей команды.

Полуев: Если мы вернулись к людям, которых вы выдвигаете на выборы, то относительно списка мажоритарщиков, которые будет выдвигать ваша политическая сила. По скольким округам...

Виктор Медведчук: Нет, мы их уже выдвинули, потому что выдвижение от партий кандидатов по мажоритарным округам закончилось 10 июня. Мы выдвинули по 162 округам из 199. Это там, где будут наши представители, которых будут поддерживать  партия, которые будут поддерживать соответствующим образом партию, и где мы вступаем в борьбу за их право получить доверие людей и победить на мажоритарных округах.

Полуев: Имена можно будет увидеть на сайте ЦИК?

Виктор Медведчук: Естественно! Да, это всё уже есть, есть решение съезда, по каждому округу, в отношении тех кандидатур, которые мы выдвинем. Здесь никакой тайны нет - это всё открыто. Мы не собираемся скрывать ничего от людей. Как скрыть от людей, если мы с ними идем, они идут с нами, и мы хотим получить доверие у людей. Скрывать, лгать здесь просто невозможно.

Степанец: Как много вы планируете получить доверия в процентном выражении?

Виктор Медведчук: Анна, сейчас не об этом. Это еще рано говорить. Конечно же, мы хотим как можно больше. Но говорить о том, что я сейчас начну называть цифры или говорить по поводу какой-то конкретики и планов, - нет. Вы знаете, что главное для нас сегодня? Это дойти до людей. Дойти до людей. Причем я хочу вам сказать, что я уверен - я не хочу сейчас исходить из какой-то бравады по поводу того, что мы будем делать или как мы будем делать, но я хочу сказать, что наши люди за последние много лет столько наслушались, что хотят ощутить или увидеть конкретные дела. Так вот, мы конкретные дела будем демонстрировать, но не после выборов, а до выборов. И та поездка в Санкт-Петербург на Международный экономический форум, та поездка, где мы провели переговоры с господином Миллером по поводу снижения стоимости на газ - это тоже конкретные дела нашей партии. Это означает, что мы можем это делать. Господин Миллер заявил, что они будут вести переговоры с "Оппозиционной платформой - За жизнь". Значит, мы можем этот вопрос решить. Решить для кого? Для наших людей, для их интересов, чтобы уменьшить тарифы и уменьшить для них стоимость газа. Также мы будем действовать и в вопросах мира. У нас есть план-концепция. Это план официально поддержан в Донецке, в Луганске и в Москве - это официальная позиция. Мы говорим, как можно достичь мира. Там нет капитуляции, там нет сдачи интересов страны и там, более того, нет никакой сдачи территории. Там есть возвращение с людьми территорий. Мы знаем, как это делать, мы обсуждаем это с этими людьми, и они подтверждают, что это может быть тот переговорный процесс и той позицией, которая может привести к знаменателю в этом вопросе - мира и прекращения боевых действий. А у какой партии еще есть конкретика? Не план, а действия, которые могут свидетельствовать о том, что мы можем договориться и с теми, кто в Донецке, и с теми, кто в Луганске, и это будет поддержано в России. Потому что влияние России на Донецк и Луганск общеизвестно. И это все вместе войдет и сойдется в одном пункте, что и будет в данной ситуации вот этим общим знаменателем. Мы это конкретно будем демонстрировать.

Полуев: Вскоре у нас появится новая ВР и новое правительство. Первые сто дней нового парламента. Топ-пять шагов, которые необходимо в течение этих ста дней осуществить?

Виктор Медведчук: А давайте мы отойдем шаг или два в историю. Уже ставшую историей для Украины. Вот социология мая, конца апреля, она показывает, что президент должен сделать за сто дней. Вы же помните, три социологических центра сказали. На первом месте что? Отменить неприкосновенность:  народных депутатов, судей, президента. Первое место. На втором месте: вступить в прямые переговоры с Донецком и Луганском, по вопросам мирного урегулирования. Да? А третье место: освободить удерживаемых лиц, как в Донецке, Луганске, так и в РФ. Вот вам подход того, что ждут люди. Согласен я с этим? Не совсем. Я считаю, что у нас есть масса социально-экономических проблем. Мы должны решать вопросы по тарифам. Мы должны решать вопросы по радикальному изменению экономического курса. В той парадигме, в которой действует сегодня экономическая система Украины, мы дальше не протянем. Ну еще полгода, ну еще год. Мы находимся в глубоком кризисе. У нас постоянно уменьшается количество рабочих мест, у нас не будет расти заработная плата, наши люди в поисках работы в странах по всему миру. Мы должны изменить эту ситуацию. Но и те вопросы, о которых я говорил, надо решать. Поэтому когда вы говорите, что надо делать, когда придут в парламент, - создать коалицию, сформировать правительство и работать над теми задачами: социально-экономическими и политическими. О которых я говорил: мир, вопросы, связанные с переговорами, которые могут привести к миру, и, конечно же, решение экономических и социальных вопросов. Это отмена пенсионной реформы, это отмена многих законов, включая закон об образовании, это отмена медицинской реформы. Непочатый край "роботи".

Степанец: Если говорить о парламентском инструментарии, реализации как раз этих целей, которые вы сейчас проговорили. Вы конкретику предлагали, и мы вас и спрашиваем: вы для себя инструментарий, как во власти, так и в оппозиции, видите равный? Вообще вы себя уже моделируете во власти, в коалиции или в оппозиции? Что вам ближе, и какой инструментарий будет более эффективным? Именно для вашей политсилы.

Виктор Медведчук: Вы знаете, тут как обычно в жизненных определенных процессах. Надо готовиться к худшему, а если придет лучшее, в данном случае, если так случится, что мы будем во власти, то мы там, естественно, найдем, и знаем, что делать. Так вот, когда вы говорите, где мы себя моделируем, - мы себя моделируем везде. Потому что вопрос не заключается в том, будет у нас власть или ее не будет. У нас есть конкретная программа, и под этой программой есть конкретные законопроекты. Вот то, о чем я говорю - о конкретных делах, оно все есть. Эти конкретные программы заключаются в том, что вот если мы говорим о тарифах - мы говорим о снижении тарифов, мы говорим о списании долгов. Сегодня долги 63 миллиарда у людей - люди не могут платить. 30% не платят эти тарифы. Значит, надо малообеспеченным списать эти долги. Мы говорим об экономике, мы говорим: надо изменить систему налогообложения среднего и малого бизнеса. Мы говорим о том, что надо пересмотреть условия Зоны свободной торговли с ЕС. Мы говорим: надо восстановить экономические, прагматические отношения с РФ и странами СНГ. Там наш потенциал, там наши возможности, а это значит доходы страны и доходы граждан. Это все у нас есть, конкретно в программах, в законопроектах, и мы к этому готовы. С каких позиций? Отвечаю: с любых! Будем в оппозиции - будем доставать власть, будем вынуждать и принуждать власть идти по этому пути. Будем во власти - будем это реализовывать. У нас задачи - они определены, у нас есть конкретная программа, и мы ее будем реализовывать в ВР 9-го созыва.

Полуев: Была информация о том, что Владимир Зеленский в июне собирается встретиться с представителями крупного бизнеса, чтобы стимулировать их вкладывать средства в реиндустриализацию Донбасса. Насколько реалистична идея?

Виктор Медведчук: Вы знаете, пока это похоже на пиар-кампанию очередную. Проводимую, в том числе, уже новой командой господина Зеленского. Потому что восстанавливать инфраструктуру надо. Но это или параллельно, или постфактум определенного ряда событий, которые должны этому предшествовать. Сначала - прекращение боевых действий, мир, установление условий, на которых этот мир заключается, и потом восстановление инфраструктуры. Да, наш бизнес должен в этом участвовать. Я уверен, что многие страны Европы и Россия будут участвовать в восстановлении инфраструктуры. Об этом обо всем можно договориться. Потому что это поддерживается такой международной организацией, как ОБСЕ. Мы это все сможем сделать, но для начала надо договориться о мире. О тех условиях, которые будут приемлемы всем сторонам. И те условия, которые приведут к главному результату: возвращение Донбасса в Украину, а Украины на Донбасс. 

Полуев: Мы вас благодарим. Виктор Медведчук был сейчас нашим гостем.

Теги материала: Медведчук, Украина, выборы, Верховная Рада, Зеленский, За Життя

Статьи по теме
bigmir)net TOP 100